Видео. Скандально известный музыкант сочинил новый хит про “Боярышник”. Реакция, пользователей сети неоднозначна.
Росія

Видео. Скандально известный музыкант сочинил новый хит про “Боярышник”. Реакция, пользователей сети неоднозначна.

Видео канала vasyaoblomov

Максим Артемьев:

По Иркутску и “Боярышнику” – показан масштаб социальной деградации в современной России. Это та “другая Россия”, которой не хотят видеть.

Олег Шеин:

Страшная трагедия. И ответственность за нее должны понести продавцы и изготовители этой дряни. Но почему люди-то пьют это пойло? Зачем? Это ведь разговор не только о стоимости спиртного, но и о происходящем в обществе. И происходящее не радует. Социальная безысходность открывает дорогу к самым темным событиям.

Аркадий Янковский:

Средство для ванн уже угробило 48 иркутян, есть ещё тяжёлые. После 50 положено объявлять
траур. А может сразу объявить о деградации нации?

Маргарита Симоньян:

Друзья, все это было и раньше. И даже в позднем Советском Союзе – в моем, например, детстве – все это было. В гораздо более наглядных и безнадежных масштабах, чем сейчас. Мне-то лет в десять-двенадцать вообще казалось, что это нормально. Что все мужчины должны сидеть, выходить, снова садиться, варить на кухне в алюминиевой ложке вонючую черную жидкость, пить одеколоны, что каждый второй – педофил, что так устроен мир. В 15 я уехала учиться в Штаты, где только убедилась, что мир, действительно, устроен именно так и не только у нас. С поправкой на рецептуру наркоты и преференции педофилов.

Глеб Павловский:

от вчерашнего дня нельзя отойти, и он никуда не отходит. Цифры мёртвых скачут, как на бешеном счётчике: 53..12.. “Ты жить обязан по-иному”

Алексей Наседкин:

Как традиционно у нас бывает – пока гром не грянет, мужик не перекрестится. Нужно было непременно дождаться чудовищной истории, когда от отравления погибло уже 50 человек (!!!), чтобы потом объявить режим чрезвычайной ситуации в отдельно взятом регионе. В то время, как её в этом плане давно пора объявить по всей стране.

Да, пока нам с экранов телевизоров рассказывают о том, какие героические подвиги совершаются по борьбе с терроризмом на чужих территориях, в собственном доме постепенно назрела террористическая угроза в отношении обнищавшего народа со стороны хорошо налаженного бизнеса по травле суррогатами алкоголя. На заглавной фотографии тот самый канонический лосьон с экстрактом боярышника, та самая классическая картинка из жизни любого провинциального российского городка. Поверьте, сегодня можно с уверенностью констатировать – подобной суррогатной эпидемии не было ни во второй половине 80-х, когда “больше двух бутылок портвейна в одни руки не давать”, ни в начале 90-х, запомнившихся помимо прочего спиртом “Royal”. Это, на минуточку – 20% от всего алкогольного рынка! Потому что у 12 миллионов злоупотребляющих банально не осталось денег даже на самую дешёвую поллитровку.

Конечно, сейчас все переполошатся и начнут наводить “порядок” в сфере оборота спиртосодержащих средств. Но куда смотрели компетентные органы, когда во всех средствах массовой информации прогремели чудовищные новости о внедрении вендинговой торговли (из автоматов) этими самыми фанфуриками с боярышником? Что, разве тогда развернулась хоть какая-то кампания на государственном уровне? Пошумели и успокоились.

Пошумят и сейчас, может быть запретят полностью этот злосчастный боярышник, но совершенно “не заметят” другие аптечные спиртовые средства с другим плодово-ягодным ароматом. Проведут какие-нибудь громкие показательные посадки, а люди как травились – так и будут травиться. Потому что главная проблема – нищета населения, по-прежнему ни коим образом не будет искоренена. Ну ок, в краткосрочной перспективе народ не обогатишь и не перевоспитаешь, это понятно. Но что мешает сделать так, чтобы люди просто перестали покупать данную отраву, испугавшись, скажем, её цены? По-моему, все мы догадываемся, что именно мешает.

Андрей Калих:

В связи с трагическими событиями в Иркутске вспоминается недавняя наша деревенская история, к сожалению, весьма характерная.

Несколько синюхов купили в сельпо и сообразили на троих подобную отраву – паленую водку. Один выжил, двое, к сожалению, нет. Хоронили их на местном кладбище. Потом состоялись поминки, на которые была куплена та же самая водка из того же ларька. Многие из тех, кто был в трауре, успели принять на грудь, пока выживший алкаш не заметил идентичность напитков. Те, кто все же выпил, в частности, наш лесник дядя Гриша и пара других представителей государства, потом немного поболели, но все в итоге остались живы.

Вы думаете, поступил сигнал и проведена проверка? Нет, ларек стоит и, говорят, водка эта до сих пор продается.

Юрий Богомолов:

В патриотическом ток-шоу Соловьева с обсуждением теракта в Берлине политклоуны нашли возможность выразить гордость за свою страну. Мол, у нас такое в принципе невозможно. Мол, учитесь ценить человеческую жизнь у нас.
Это на фоне массового отравления концентратом в Иркутске…
Там чужеземцы терроризируют население.
А здесь сами себя травим достаточно эффективно. И не нужно никаких посторонних террористов.
Гордость на фоне позора.
Гордыня в предпраздничном обрамлении позором.

Саша Сотник:

Российский обыватель тупо травится “Боярышником” от безнадёги – вместо того, чтобы напоить этим чудным напитком своего вождя. За авантюру в Крыму и на Донбассе, за “тренировки” в Сирии, в результате которых 1,5 млрд. суннитов, живущих на планете, стали смертельными врагами, за санкции и контр-санкции, за нищету беспросветную, за воровство повсеместное…
<Боязно> Путину “Боярышник” в глотку влить, ой как <боязно>… Лучше самим отравиться…
Холопье дело – нехитрое.

Алексей Широпаев:

Мне думается, что морально-политические позиции Кремля усилились. На фоне убийства российского посла в Турции и синхронного теракта в Берлине призывы Путина к единству в борьбе с терроризмом, обращённые к Западу, обретают как бы новую убедительность и весомость. На то обстоятельство, что призывы эти исходят от странной страны, где случаются массовые отравления суррогатным пойлом, вряд ли кто-то удосужится обратить внимание.

По большому счёту, дискуссия со вчерашнего дня идёт на второй круг – так, снова возникает мысль о том, что жертвы отравления виноваты сами.

Трагедия России – не наличие спиртосодержащего “боярышника” или мясосодержащих котлет, а полное отсутствие мозгосодержащих граждан.

Мария Баронова:

Вообще, запрет антисептических средств, который сейчас наверняка последует, с одной стороны был бы верным решением, а с другой стороны, будет сродни запрету клея Момент или, там, Доместоса.

Собственно, такое уже было в истории с запретом кодеиносодержащих препаратов. К изготовлению какого-либо психоактивного вещества все это не имело отношения. Зато люди успешно ставились по вене смесью фосфора счищенного со спичек, таблеток от кашля, гипохлорита натрия (в миру хлорка) и другими полезными для здоровья добавками. От которых конечно приход тоже будет, но зачем так сложно – можно просто биться головой об стену! Гарантирую интересные впечатления.

Нет, ну вот правда, как с этим бороться? Получается, что единственным логичным методом борьбы будет социальная реклама: “Люди, не пейте средства для дезинфекции рук. Это яд”.

Тут сейчас может начаться про социальное неравенство, тяжелую жизнь и другие объяснения и порицание кого угодно, но никакой бедностью я не могу объяснить потребление средств бытовой химии. Мой сын недавно налил собаке метиловый фиолетовый индикатор из набора Юного Химика. Но науке так и неизвестны последствия потребления собакой индикатора, потому что она не дура и пить не стала. (Саша был наказан, все живы).

Да, страшная трагедия, умерли люди. Но, простите, как они могли не умереть и почему они не знали, что от потребления средств бытовой химии умирают?!

Альфред Кох:

Только давайте без глупостей: в том, что люди пили средство для ванн виноваты только они и никто другой. Ни призводители этого средства, ни торговцы им. Ни даже Путин, из-за которого (по версии некоторых юзеров) люди пьют горькую.

Люди сами покупали пузырьки на которых написано: лосьон для ванны. Сами откупоривали его, сами приставляли к ротовому отверстию и сами делали глотательные движения.

Если в этом виноват еще кто-то кроме них, то давайте тогда судить производителей уксуса за то, что некоторые впечатлительные девушки им травяться от несчастной любви. Или производителей лезвий для бритья за то, что ими вскрывают вены.

Параллели с горбачевской антиалкогольной компанией тоже неуместны, поскольку тогда невозможно было купить легальную выпивку и поэтому люди, в состоянии абстиненции, пили всякую дрянь. А сейчас алкоголя, причем вполне дешевого, завались.

Люди пьют не потому, что Путин плохой (хоть он и плохой). Если бы дело обстояло именно так, то тогда невозможно было бы обьяснить почему они пили до Путина. Люди пьют всякую гадость потому, что они <чудаки>. Просто дебилы и все. И нечего тут разводить философию.

Жалко их конечно. Разумеется. Что не отменяет всего вышеперечисленного.

Но с ними редко соглашаются.

Среди отравившихся боярышником есть медсестра и воспитательница детского сада.  Боярышник – это не пойло бомжей, это напиток бедной России

Никита Кулаченков:

А вот в маленькой и небогатой Литве, здоровье алкоголиков почему-то беспокоит власти больше, чем собственное обогащение. Поэтому буквально в каждом магазине есть специальная полочка с тем, что я назвал “социальное бухло”. Ну, есть же “социальное жилье”, вот и бухло тоже есть.

Социальное бухло по-литовски представляет собой пластиковые поллитровые бутылки с крепленым вином. Конечно, это никакое не вино, а спирт с водой и ароматической добавкой. Стоит этот напиток меньше одного евро и пить его вполне можно. Даже есть разные брэнды и вкусы))

Вот так в Литве снизили вероятность отравления суррогатным алкоголем. Не можешь побороть алкоголизм и бедность, сделай так, чтобы хотя бы никто не травился.

Алексей Навальный:

Извините, что снова маниакально я гну свою линию из предвыборной программы, но тут самое главное — борьба с бедностью.

Какой алкоголь будет потреблять человек с зарплатой в 8000 рублей? Отказ от алкоголя он не рассматривает, о чём нам отлично напоминает один из любимейших народом анекдотов:

– Папа, водка подорожала, ты теперь будешь меньше пить?
– Нет, сынок, теперь ты будешь меньше есть.

Если у нас 20 миллионов нищих, то вот отсюда и берутся 10-12 миллинов потребляющих боярышник.<…>

Понятно, что борьба с бедностью — мера долгосрочная, но никакого другого принципиального решения проблема не имеет.

Краткосрочная тоже есть мера. Но для неё нужна политическая воля и это связано с другим моим программным пунктом — борьбой с коррупцией.

Мы же все отлично понимаем, что весь этот боярышниковый бизнес с миллиардными оборотами крышуют чиновники. Что, как и на всех темах с алкоголем, на ней сидят ФСБшники и прочие силовики. Кто сидит на системе ЕГАИС? Было много разговоров о том, что она упорядочит рынок алкоголя, но стала лишь кормушкой для ФСБ.

Именно они не дадут принять очевидные запретительные меры: а) все подобные жидкости в относительно крупной (от 20 мг) таре должны быть принципиально непригодны для питья и иметь череп с костями на этикетке б) стоимость этих «фанфуриков» и любого аптечно-бытового алкоголя должна быть выше, чем у алкоголя в магазине.

Да, понятно, что алкоголик изворотлив. Да, помним, как в СССР политуру очищали и добывали спирт из гуталина. Но всё-таки в эти процессы не десятки миллионов людей были вовлечены.

Михаил Пожарский:

Устал уже шутить на эту тему (см. телеграмм), поэтому напишу серьезно в чем прикол с этим “Боярышником” и прочими популярными народными напитками. Вот смотрите: в 2016-ом году минимальная розничная цена на водку составила 190 рублей. Вы когда-нибудь слышали что-нибудь о минимальной цене на шоколад? То-то же. Минимальная цена на водку – это следствие сугубо того, что мудрое государство воспитывает неразумный народ.

Далее, акциз сейчас составляет 500 рублей (на литр спирта в подакцизном продукте). Внятного объяснение, почему на водку такой огромный акциз тоже нет. Одни товары “хорошие”, а другие “греховные”, поэтому на них акциз. Вот вам и все объяснение.

Нужно понимать, что реальная равновесная цена на водку была бы СУЩЕСТВЕННО ниже, чем то, сколько она стоит сейчас. Себестоимость у нее низкая, испортить ее очень сложно (вся дорогая водка – это доплата за бренд). Но вот сначала заплати государству акциз, а потом не смей продавать дешевле 200р.

Надо сказать, что такая воспитательная практика используется и развитыми государствами. И там тоже дает своеобразные результаты. Например, всем известен “алкотуризм” жителей Финляндии. Увы, у жителей Иркутска нет денег и возможности ездить бухать в другие страны (да и куда?).

И здесь рынок дает ответ – сквозь лазейку в законодательстве появляются вот эти все “лекарственные средства”, которые стоят ровно столько, сколько стоила бы водка, если не все, что выше. Это, конечно, просто спирт со всякой ужасной ароматикой. Но водка тоже просто спирт с водой. А насчет ужасной ароматики – подумайте, сколько ее в том “купажированном виски”, что продается в магазинах, не говоря уже про “коктейли”. В общем, не думаю, что “боярышники” ТАК УЖ хуже.

Таким образом, спрос на “боярышники” – это следствие того, что у бедных людей в России нет средств и желания переплачивать государству за основной доступный им способ рекреации.

Имеют ли они на это право? Я думаю, да.

Но спрос уже достиг такой величины, что “боярышники” начали подделывать, заменяя этиловый спирт метиловым. Когда это происходит с обычным алкоголем, то людям чаще понятно, что дело именно в подделке, а не алкоголе. А вот в данном случае – виноваты “боярышники”. И пишут уже о том, что нужно закрывать эти лазейки в законодательстве, вводить рецепты или акцизы.

Ну допустим закроют лазейки. Покарают Доктора Зло по фамилии Брынцалов, который нынче хохочет в своем черном замке над слезинкой ребенка, чей папа-алкаш больше не придет домой. И что дальше? Дальше, очевидно, что никуда не денется спрос на алкоголь по нормальной, а не искусственно завышенной цене. Этот спрос будет удовлетворяться кустарно.

Таким образом, значительную долю алкогольного сектора в России просто полностью вытеснят в теневой сектор. После чего отравлений, понятное дело, станет еще больше. Свалить все на Брынцалова уже не получится. Поэтому, вероятно, будут валить на русский менталитет и недостаток православия в школах.

Ну и немного Достоевского, куда без этого.

Ольга Туханина:

С иркутским ужасом проявился один очень интересный сдвиг в российском общественном сознании.Во всяком случае я его увидела.

Алкоголики, включая самых опустившихся маргиналов, по моим наблюдениям традиционно вызывали довольно противоречивую смесь чувств в России.

С одной стороны, презрение и отторжение, а то и ненависть (“сами себя убивают, да еще и родным жизни от них нет”).

А с другой, сочувствие и жалость, причем очень-очень глубокую и искреннюю. Как будто, люди примеривали на себя эту судьбу. В нашей поговорке про “тюрьму и суму” явно не хватает еще одного пункта: не зарекайся от пьяной смерти под забором.

В этом примеривании на себя такой судьбы, принятии, что и тебя быть может она не минует и рождалась эта глубинная жалость к употреблявшим тройной одеколон и боярышник.

Так вот, по моим наблюдениям, второй пункт ныне исчез из повестки общественного сознания.

Теперь проявляющееся сочувствие носит формальный общечеловеческий гуманистический характер: людей, конечно, жалко…

Так большинство жалеет бездомных собачек и кошечек. Жалко, разумеется, животин, но что ж поделать – судьба у них такая. Но на улицах должОн быть порядок и стаи диких псов угрожать безопасности граждан не должны!

Буквально пара человек у меня в ленте у меня высказались за то, что надо снизить цены на алкоголь и вообще надо выпускать поганую дешевейшую, но хотя бы безопасную бормотуху для таких вот опустившихся на самое дно граждан.

Остальные испугались обратного и категорически за то, что цены опускать нельзя, а с боярышником и прочим гайки надо закрутить еще строже.

Но это вовсе не говорит об ожесточении сердец российских граждан.

Это говорит о совсем ином – о том, что российское общество в массовом порядке перестало примеривать на себя участь алкоголика.

Уровень алкоголизации и употребления алкоголя в России падает стабильно и довольно быстрыми темпами. Люди пьют все меньше и меньше и образ себя, пьющего бормотуху за углом, просто смывается из общественного сознания.

Причем люди по-прежнему боятся потерять работу, семью, жилье, всю свою привычную жизнь. Но историческая сцепка “потеря привычной жизни -> алкоголизм” исчезла.

Понятно, что причина в том, что появилась масса других “отдушин”, многие из которых также достаточно разрушительны для личности.

Но факт остается: алкоголь перестал быть для России последним убежищем от невыносимости жизни.

И это в свою очередь ликвидировало глубинную жалость к алкоголикам. Люди больше не видят себя в них.

Неплохая, надо признать, новость.

Загрузка...