Події

Кто-то знает – кто из вчерашних лидеров реально живет в какой-то из тех палаток? Чи они домой разьехались, к горячему душу и чистым простыням? Мартин Брест

Когда я был в полтавской учебке – то жил в казарме (она меня ужасала, но через год я понял, что она была еще ничё так). Наш комроты вечером уходил домой. Он не был лидером, он был временно назначенным командиром, основной задачей которго было довести нас до выпуска комплектными и в том же количестве.

Когда я приехал в 41-й бат – наш комбат вместе со штабом жил в нескольких километрах от нас, в подобии двухэтажного здания с бетонными полом, стенами и потолком. Пил ту же бутилированную воду, ел те же продукты, ездил на позиции. Он был лидером, которому верили.

Когда я в составе 2мб 72ОМБр выехал на Черкасское – наш комбат жил в такой-же палатке, спал на такой-же кровати, мылся в той-же волонтерской бане. Поэтому он был лидером, которому верили.

Лидеры, мечтающие о том, чтобы люди слушали их не за бабки и преференции, а по правде, чтобы в них верили – должны быть со своим особовым складом. Делить “тяготы и невзгоды”, самим расписывать наряды и самим их проверять, “держать” всех собой.

Мой ротный, Василий Коряк, мог снять хату в Новотроицком и оттуда иногда приезжать поруководить. Но он жил на взводном опорном пункте, был со своими постоянно. Поэтому, когда он поднимал людей “на войну” – они, совершенно разные, любящие, ненавидящие, равнодушные – вылезали из блиндажей и бежали до зброї. Он был лидером, которому доверяли свою жизнь.

Я там побродил немного вчера. Разных людей видел, и нормальных, и ебнутых, и проплаченных, и честных. Всяких.
Кто-то знает – кто из вчерашних лидеров реально живет в какой-то из тех палаток? Чи они домой разьехались, к горячему душу и чистым простыням? А как же “особовый склад”?
А то я никого из них не увидел.

Загрузка...

Post Comment